НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О ПРОЕКТЕ  






28.08.2019

Взлёты и падения Виталия Алексеевича Гассельблата

Виталий Алексеевич Гассельблат (19 марта (1 апреля по новому стилю) 1879 - 4 января 1932) - русский и советский горный инженер, стоявший у истоков советской тяжёлой промышленности. По его проектам строился ряд крупных предприятий индустрии СССР: Уральский завод тяжелого машиностроения, Уральский вагоностроительный завод, Нижнетагильский металлургический завод, Красноуральский металлургический завод, Уфалейский никелевый завод, Магнитогорский металлургический комбинат.

За работой
За работой

Корнями с Урала

Писатель-краевед Владимир Баканов в своей книге "Испытание Магниткой" посвятил Гассельблату отдельную главу. Газетный вариант этого очерка был напечатан лет двадцать назад в "Магнитогорском металле". К сожалению, историк не располагал тогда всей полнотой материалов о яркой личности. Сын и внук Виталия Алексеевича, похоже, поделились бесценными документами немного позднее…

В энциклопедии "Металлурги Урала", вышедшей в Екатеринбурге в 2003 году, Гассельблатам посвящено две статьи. Аксель Эмильевич - отец Виталия, швед по происхождению, родившийся в 1847 году в Финляндии, входившей тогда в состав Российской империи, после окончания технической школы свою трудовую деятельность начал на каменноугольных копях Юга России. Затем молодого перспективного специалиста немецкий торговый дом "Вогау и К", скупивший многие железоделательные заводы Урала, направил в башкирскую глушь управителем Тирлянского доменного завода. Он женился в Уфе на русской мещанке. В этом браке и родился в 1879 году сын Виталий.

Магнитогорский коллектив
Магнитогорский коллектив

В автобиографиях и при заполнении различных анкет он указывал своё отчество на русский манер - Алексеевич, а свою национальность указывал "великоросс". В энциклопедии в статье о нём значится: "Гассельблат Виталий Алексеевич". А местом рождения обозначено: "Пос. Тирлянский завод, Оренбургская губ.". Эти подробности считаю необходимым привести здесь, чтобы были понятны глубокий интерес Виталия с юных лет к металлургии и его шведский педантизм буквально во всех делах.

В музее треста "Магнитострой" сохранилась автобиография Гассельблата, составленная им в году 1924. Поражает не столько размер автобиографии - 14 страниц, сколь её скрупулёзная хронологическая точность и последовательность. Видимо, автор вёл подробные дневники и на их основании составил подробнейший документ.

Виталий Гассельблат
Виталий Гассельблат

После поступления в 1898 году в Петербургский горный институт следует подробное описание каждого года учёбы и практики, где довелось её проходить и чем заниматься. Обширная география практических занятий, богатый список дел, интересовавших студентов-горняков. Сразу после окончания института почти три года работал в качестве управляющего торгово-промышленным предприятием, имеющим главную контору в Уфе. А с 1 января 1912 года по приглашению горного департамента российского министерства торговли и промышленности молодой инженер стал работать строителем доменных печей на Саткинском металлургическом заводе. 1 августа 1913 года Гассельблат был назначен управителем казённого Саткинского металлургического завода. За три года управления этим заводом Виталий Алексеевич успел полностью перестроить его.

С января 1919 года в жизни Виталия Алексеевича начался настоящий калейдоскоп должностей, перечислить их здесь не представляется никакой возможности. Нельзя не заметить только одного: все назначения и выборные должности Гассельблата, безусловно, учитывают его высокую компетентность как технического специалиста и управленца.

Виталий Гассельблат
Виталий Гассельблат

В 1922 году он состоял членом президиума и председателем организационной секции Уралплана. Руководил и принимал участие в работах по составлению перспективной пятилетней программы уральской промышленности. Именно в недрах Уралплана зарождалась идея строительства металлургического завода на базе железных руд горы Магнитной. Это означает, что Гассельблат был одним из авторов этой идеи: он хорошо знал, насколько сказочно богата эта уникальная гора.

Виталий Гассельблат
Виталий Гассельблат

Притяжение Магнитной

Техническим и сырьевым обоснованием планов строительства новых заводов и фабрик занимались старые специалисты, получившие образование и практику ещё при царском режиме. В их числе и Виталий Гассельблат. Уточнение планов и согласование проектов в различных советах, комитетах и государственных структурах было по тем временам настолько сложным и тяжелейшим делом, что Виталий Алексеевич, можно сказать, не вылезал из командировок. Со свойственной ему аккуратностью Гассельблат фиксировал каждую свою командировку. В 1926 году в "район горы Магнитной" он выезжал дважды. И в следующем году приезжал сюда также дважды. Участвуя в работах геологических экспедиций, уточнял запасы железной руды и, самое главное, вёл с геодезистами съёмки местности под горой Магнитной: где и как расположить производства будущего металлургического гиганта. Похоже, уже тогда Виталий Алексеевич ясно представлял себе, каким будет металлургический завод на этом пустынном месте. Со своими проектными наработками он постоянно мотался то в Ленинград, в головной Гипромез, то в Москву, доказывая во всех соответствующих организациях, комитетах и комиссиях необходимость хозяйского использования такого щедрого природного дара, как гора Магнитная.

В 1927 году в Свердловске на базе Уралпроекта был создан институт по проектированию металлургических заводов Уралгипромез. Возглавить этот институт было поручено старому большевику С. М. Зеленцову. А главным инженером стал В. А. Гассельблат. Под его руководством продолжалась непосредственная работа по проектированию металлургического завода и всех его производственных подразделений, без которых рождение металлургического гиганта на совершенно пустом месте просто немыслимо.

В первую очередь, железнодорожная магистраль - она должна связать выбранное место со всем миром. Электрификация региона и обеспечение выработки электро-энергии на месте. Создание мощной, надёжной системы, поскольку ни один металлургический агрегат не сможет работать без огромной массы воды. Производство собственных огнеупорных материалов, без которых невозможно ни получение жидкого металла, ни его дальнейшая переработка до готовой продукции. А как можно построить даже небольшое производственное помещение без строительных материалов? Необходимо было решить, опираясь на местные ресурсы, какие из этих материалов лучше производить на месте, а какие придётся завозить. Требовали первоочередного решения и другие важные вопросы.

Виталий Гассельблат
Виталий Гассельблат

Реализация

Приказом от 31 января 1929 года Высший Совет народного хозяйства СССР создал управление "Магнитострой". Главной задачей этого "государственного управления по постройке Магнитогорского металлургического завода и обслуживающих его подсобных предприятий у горы Магнитной в Вехнеуральском районе Троицкого округа Уральской области… является постройка и подготовка к пуску вышеназванного завода и необходимых для работы завода железных рудников, копей и других подсобных предприятий". В этом же историческом документе особо выделяется "...производство хозяйственным, подрядным или смешанным способом работ по постройке и оборудованию завода".

Хозяйственный способ строительства завода был включён в приказ по настоянию первого начальника Магнитостроя С. М. Зеленцова. Однако это может свидетельствовать о том, что ни сам Зеленцов, ни руководство ВСНХ не представляли до конца масштабов предстоящего строительства и серьёзность всех проблем, связанных с организацией и осуществлением намечаемого проекта.

Контора Магнитостроя в течение всего 1929 года находилась в Свердловске, поскольку на будущей строительной площадке просто негде было бы разместить всех работающих в управлении специалистов. На склонах горы Магнитной только геологи тщательно продолжали свои изыскательские работы. Первые десятки плотников готовили жильё для себя и прибывающих рабочих. Строились пекарня, склады, ледники - специальные склады, углублённые метра на два в землю и заполняемые в конце зимы глыбами льда, засыпаемыми слоем опилок для защиты от быстрого таяния в летние месяцы, - использовались для хранения скоропортящихся продуктов, конторские помещения. Оживились работы на прокладке железной дороги от Карталов до Магнитного. Эту ветку протяжённостью 145 километров начали строить в 1927 году. Но все силы и внимание народного комиссариата путей сообщения в то время были направлены на Турксиб, поэтому комиссариату тяжёлой промышленности, по настоянию руководства Уралгипромеза, пришлось неоднократно и настоятельно просить об ускорении дел на магнитогорском направлении.

Виталий Алексеевич не скрывал своего негативного отношения к перекосам в строительстве завода и посёлка возле него. Его совершенно не устраивало, что рядом с заводской площадкой решено было возводить временный посёлок для строителей. Временное жильё вовсе не должно означать, что в нём вообще не должно быть никаких удобств для проживающих. "Социализм возводит металлургические заводы, а рядом возникают грязные шанхаи, землянки, вошебойки", - так язвительно отозвался Гассельблат о возникающем у подножья горы Магнитной посёлке.

Весь двадцать девятый год прошёл в бесконечных и бесплодных дискуссиях на высшем уровне о судьбе новой металлургической базы. Сторонники традиционной русской металлургии настаивали на строительстве целой сети небольших заводов, возведение которых не потребует колоссальных средств, что было исключительно важно для истощённой бесконечными войнами страны. Защитники революционного скачка в социалистической индустриализации настаивали на создании мощных современных предприятий, могущих стать надёжной базой для быстрого развития всех других отраслей экономики. Начальник Магнитостроя В. А. Смольянинов, назначенный вместо С. М. Зеленцова, был на стороне последних и выражался резко и категорично: "Мы застряли технически в каменном веке. Надо перенимать опыт американцев. Но и к этому мы не готовы. И планируемые нами мощности металлургических заводов мизерны".

Справка из прокуратуры
Справка из прокуратуры

К концу года и в правительстве, и в ЦК ВКП(б) пришли-таки к варианту крупных современных заводов. И решено было закупать и проекты, и технологии, и оборудование у развитых капиталистических стран. Для заключения договоров на составление проектов металлургических мощностей и на поставки оборудования направили в Соединённые Штаты Америки представительную делегацию. В её состав были включены Смольянинов и Гассельблат - кому как не им определять на месте качество проектных разработок и технологического оборудования. Таким образом, на долгие семь месяцев первые руководители Магнитостроя были фактически отстранены от непосредственного руководства работами на строительной площадке, поскольку в стране тогда просто не было специалистов по внешне-экономическим связям.

Бессменный руководитель музея треста "Магнитострой" Любовь Ивановна Подлужнова любезно предоставила мне бесценные документы, копии писем-отчётов Виталия Гассельблата из Америки. Эти пронзительные послания ясно показывают, какая сложная, даже, без всяких прикрас, тяжеленная работа велась тогда в далёкой, не очень ласковой стране горсткой наших специалистов. Первое письмо из Нью-Йорка, датированное 28 февраля 1930 года, адресовано М. К. Ошвинцеву, одному из руководителей тогдашнего советского правительства.

Борьба за проект

"Уважаемый Михаил Константинович!

Сегодня 10 дней, как мы приехали в Америку. Дорогу перенесли благополучно, если не считать некоторых задержек с американской визой в Берлине для Смольянинова.

Результаты десятидневного нашего здесь пребывания чрезвычайно ничтожны. В смысле переговоров с интересующей нас фирмой вопрос находится на точке замерзания. Я очень опасаюсь, что дальнейший ход переговоров может не только задержать, но и сорвать наши планы и наши сроки.

Задания для завода, чтобы разговаривать с фирмой, не было дано. И только вчера на наш телеграфный запрос получили ответ, что задание для фирмы - 2,5 миллиона тонн. Предварительное письмо, выданное Мак-Ки, указывало объём завода 1,1 миллиона тонн, до нашего приезда фирма сообщила - 1,6 миллиона тонн, и теперь мы должны будем сообщить третью цифру. Вы поймёте то неудобство, которое вытекает от подобной неустойчивости.

Мак-Ки категорически заявил, что намеченный размер гонорара в 2,25 миллиона долларов для нового задания для завода в 1,6 миллиона тонн не может быть принят, и назначил сумму в 3 миллиона долларов. Об этом мы сообщили Москве, прося дать директиву. Ответа пока нет. Вчерашняя телеграмма с новым заданием в 2,5 миллиона тонн, естественно, вызовет и новый размер гонорара фирмы…

Физически чувствую себя неважно, нет сна, и болел экземой. Морально ещё хуже, нет той устойчивости и конкретности в наших установках, которые больно отзываются на всей нашей работе. Шлю привет вам и прошу передать таковой же уральским работникам".

Приведу ещё короткое письмо, датированное 11 марта 1930 года и адресованное Чингизу Ильдрыму, незадолго до этого назначенному заместителем начальника Магнитостроя, который круто взялся за дело и в конце февраля перевёл своим приказом всю контору управления из Свердловска на строительную площадку. Эта несколько преждевременная мера вызвала неоднозначную реакцию магнитостроевцев, уже свыкшихся с неспешным, полудремотным течением дел в конторе. Своим письмам-отчётам руководителям, находящимся в Америке, Чингиз, видимо, придавал оптимистическую тональность. Отсюда и такой ответ.

"Дорогой товарищ Ильдрым!

Ваши бодрые письма и сегодняшняя телеграмма немного встряхнули нас. Всеми силами тянет туда, к вам, где делается настоящее дело.

Перед отъездом я условился с М. К. Ошвинцевым, что буду писать краткие письма через 10 дней; решил, чтобы не повторяться, посылать вам копии этих писем.

Из писем вы увидите, как тянется наше дело, и я сильно опасаюсь, что мы с проектом пропустим все сроки и застопорим темп нашего строительства. Самочувствие самое паршивое. Нажимаем, где можно, но многое не в нашей власти. Просьба к вам посылать к нам в Нью-Йорк наши информационные листки и "Магнитогорский рабочий".

Из нескольких последующих писем Гассельблата следует, что длительное время не решался в советском правительстве вопрос о переводе 100 тысяч долларов предоплаты от общей суммы гонорара фирмы "Мак-Ки" за проектные разработки. Общий размер этого гонорара в результате длительных переговоров был определён в два с половиной миллиона долларов. А без предоплаты фирма категорически отказывалась начинать проектные разработки для Магнитостроя. Очень беспокоил Виталия Алексеевича уровень квалификации проектировщиков фирмы "Мак-Ки". Оказалось, что никто из них, даже приглашённый со стороны главный специалист, не имел опыта проектирования заводов такой большой мощности. Каждые десять дней Гассельблат, с присущей ему дотошностью составлял в Кливленде, где располагалась главная контора Мак-Ки, подробные отчёты о проводимых здесь работах.

Кругом одни враги

Дела на строительной площадке складывались неважно, если не сказать, хуже некуда. Направленная решением Политбюро ЦК ВКП(б) на Магнитострой комиссия под руководством заместителя управляющего объединения "Новосталь" Я. П. Шмидта констатировала полный провал программы строительства 1929 года. Отсутствие централизованного управления и единого плана строительных работ по общей проектной документации приводит к распылению средств, строительных материалов и рабочей силы, что неизбежно ставит под угрозу срыва и программу тридцатого года.

Сокрушительная справка комиссии Я. П. Шмидта, подготовленная по материалам проведённой проверки, означала конец пребыванию В. А. Смольянинова на посту руководителя Магнитостроя. Ни Политбюро ЦК ВКП(б), ни правительство не признали своих ошибок в обеспечении безусловного выполнения своих же решений. "Стрелочник" был определён, оставалось только дождаться его возвращения из длительной зарубежной командировки. А для срочного исправления дел на Магнитострое в лучшую сторону на стройку был отправлен Я. П. Шмидт, поскольку он выявил проблемы, ему их и решать. В июне 1930 года он прибыл на Магнитку с большой группой инженеров, специально подобранных ему в помощь для укрепления руководства Магнитостроя.

Четыре года спустя в своих воспоминаниях о периоде работы на Магнитострое Яков Павлович напишет, что Гассельблат был "активным вредителем Магнитки". Судьба В. А. Гассельблата тоже была решена, просто "смущала возможность напугать его в Америке". Такой холодный расчёт - пусть сделает всё полезное, что сможет, а башку оторвать ему мы всегда успеем.

Вернувшись осенью тридцатого из американской командировки, буквально убитый увиденным на строительстве завода, Виталий Алексеевич тут же высказал своё неудовольствие. "Кто придумал начать строительство на коксохиме с восьмой коксовой батареи? Где первая доменная печь, а где восьмая батарея? Между ними больше километра расстояния. Как вы собираетесь передавать кокс с этой батареи на первую домну? Транспортёрную галерею построите? А в какую копеечку это влетит, вы не подумали? А как это скажется на себестоимости чугуна?"

Много разных вопросов задавал Гассельблат и получал на них бестолковые ответы. Таким взбешённым и одновременно бессильным и потерянным Виталий Алексеевич был, наверно, первый раз в жизни. Собрался и поехал в Москву.

Не доехал. Арестовали его прямо в поезде.

Процитирую официальный ответ прокуратуры Свердловской области на запрос сына и внука В. А. Гассельблата о его реабилитации. Документ датирован 11 апреля 1991 года. "Уважаемые Эрик Юрьевич и Герман Витальевич!

Ваш дед - Гассельблат Виталий Алексеевич, 1879 года рождения, был арестован органами ОГПУ 4 ноября 1930 года и обвинён в том, что, "будучи до 1925 года членом Президиума и начальником технического отдела Уралоблсовнархоза, организовал и возглавил контрреволюционную группу специалистов, как в Уралоблсовнархозе, так и на местах и совместно с ними по указанию бывших владельцев вёл подготовку для сдачи в концессию прежним владельцам ряда крупнейших Уральских заводов.

В конце 1926 и начале 1927 года по указанию Московского центра к.р. организации (ЦК "Промпартии") организовал Уральский инженерный центр, возглавил его, руководя одновременно вредительской работой к.р. организации в "Уралгипромезе".

Постановлением Коллегии ОГПУ от 8 августа 1931 года за совершение указанных преступлений подвергнут высшей мере наказания - расстрелу с заменой заключением в концлагерь сроком на десять лет.

Проверкой установлено, что Гассельблат репрессирован необоснованно. Никакой контрреволюционной организации специалистов в системе Уралоблсовнархоза не существовало. Дело сфальсифицировано бывшими работниками ОГПУ.

Заключением прокурора области на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 года постановление ОГПУ от 8 августа 1931 года признано незаконным. Гассельблат В. А. реабилитирован полностью. Прилагается и сохранившаяся фотография Гассельблата".

Вот таков был ответ за подписью старшего помощника прокурора Свердловской области, советника юстиции В. А. Волкова. В семье Виталия Алексеевича были убеждены, что никогда и ни в чём он не был виноват перед законом и страной. А официального признания этого непреложного факта семья много лет добивалась для установления справедливости.

"Верю в новую жизнь"

Ещё в ноябре 1930 года, сразу после ареста Виталия Гассельблата его жене Марии Дмитриевне был передан узкий обрывок бумаги с короткой запиской.

"Дорогая моя! Знай, что я никогда сознательно не вредил, ни в каких организациях не был, денег никаких не брал. Все мои показания и показания против меня - результат психоза, который ты поймёшь. Понимая, простишь меня. Знай, что всеми силами души я за новый мир. Об этом ты должна молчать и никому не говорить. "Живя, умей всё пережить"… Вместе с тобой я переживаю мучения. Помни, что я всегда с тобой. Многое я передумал и перестрадал. Верю в новую жизнь. Тебя и дорогих детей крепко и нежно обнимаю. Любящий тебя Виталий. Никому не говорить".

В июле 1931 года следствие по делу В. А. Гассельблата было завершено. Одновременно с Гассельблатом в застенках ОГПУ оказались ещё семнадцать его "соратников по Промпартии": Борис Сергеевич Дунаев, Петр Афанасьевич Гирбасов, Владимир Иосифович Тибо-Бриньоль, Иван Филиппович Гергенредер, Михаил Сергеевич Волков, Григорий Владимирович Рубинштейн, Александр Александрович Троицкий, Владимир Владимирович Миловидов, Яков Никитич Чупраков, Александр Францевич Тшасковский, Николай Ильич Папетов, Александр Андреевич Иванов, Михаил Александрович Балакин, Иван Николаевич Шуткин, Дмитрий Александрович Антонов, Игнатий Михайлович Тимошин, Михаил Александрович Соловов. Мало кто из них был связан с Магниткой, но все они были ценными специалистами в своих отраслях производства. И все пострадали по одним и тем же надуманным обвинениям. Невольно приходишь к мучительному вопросу: кому надо было выкашивать и без того редкие ряды российской технической интеллигенции в переломный момент создания социалистической экономики?

В августе тридцать первого года состоялось последнее свидание В. А. Гассельблата с семьёй. В тот же день вынесен приговор - "расстрел с заменой 10 годами концлагеря". В сентябре начался долгий путь до Архангельска. Далее пароходом до Печоры. Затем на стареньком пароходике по Печоре и Ижме до Усть-Ухты. Оттуда 12 километров пешком до лагеря. Весь этот долгий путь, проделанный по ноябрьскому и декабрьскому морозу, был обозначен Виталием Алексеевичем на маленькой самодельной карте и записан в потайной дневник - он до конца оставался верен своим привычкам. Изготовил он для себя и миниатюрный табель-календарь, где отмечал проведённые в лагере дни.

Немного не дотянув до своего 52-го дня рождения, Виталий Алексеевич умер от истощения, как записали в лагерном медицинском заключении. Скорее всего, не выдержало основательно надорванное сердце.

Миндихан Котлухужин


Источники:

  1. Магнитогорский металл








© Злыгостев А.С., 2010-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://metallurgu.ru/ 'Библиотека по металлургии'
Рейтинг@Mail.ru