НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ССЫЛКИ    О САЙТЕ





Ученые создали высокостойкий сплав титана и тантала

История первого чугуна

Броня Победы

Древние плавильные печи найдены в Монголии



22.10.2014

Металл марки Сокол

Треть танков и самолетов была сделана из стали ЧМЗ, которым руководил Яков Сокол.

Сокол Яков Исаакович
Сокол Яков Исаакович

Удивительно, как судьба хранила этого человека! Он оказался одним из тех редких советских руководителей, кого чудом пощадили репрессии 1937 года.

Авторитетная фамилия

Тем более странно, что накануне репрессий, в середине 30-х, он проходил стажировку на заводах Круппа в Германии... Один из ветеранов ЧМЗ рассказывал, что их директора от репрессий однажды спасла его же фамилия. Был якобы уже продуман и сценарий его ареста, да в последний момент энкэвэдэшники, должно быть, дрогнули. Сокол? В то время словно песня какая или пароль звучало выражение «сталинские соколы». И хотя речь шла о наших доблестных летчиках, а все-таки оборот то сам — «сталинские соколы» — уж больно устойчивый, сопричастный с «самим»... Нет, не посмели взять тогдашние опера человека с такой авторитетной фамилией. Было ли так на самом деле, но на правду похоже. Впрочем, дело, конечно же, не только в фамилии, а в высочайшем авторитете этого человека.

"Назначаетесь директором"

Директор Яков Исаакович Сокол стал одним из трех, кого первыми зачислили в штат завода вместе с бухгалтером П. Г. Небылицыным и шофером М. С. Воротниковым, у которого табельный номер был первый. Втроем они приехали из Москвы.

12 июня 1941 года — всего лишь за десять дней до начала войны! — Совнарком СССР принял решение о строительстве будущего металлургического гиганта на Першинской площадке возле Челябинска. В течение года завод должен был производить по полтора миллиона тонн кокса, стали, более миллиона тонн чугуна и также более миллиона тонн готового проката. Проект будущего завода готовил Гипромез, который находился тогда в Ленинграде. Причем предприятие в то время носило название «Бакальского металлургического завода» — по названию месторождения железных руд, открытого еще в 18 веке.

Сам Сокол в то время «выбивал» землю у местных властей. Почти четыре тысячи гектаров выделил им Сосновский райисполком. Все тогдашнее руководство завода разместилось в каменном двухэтажном здании на берегу реки Миасс. Рядом со «штабом» успели построить два жилых барака. И началась война...

Сокол считал, что в военных условиях построить завод будет невозможно. И даже рапорт подал наркому черной металлургии СССР Ивану Тевосяну с просьбой освободить его от должности несуществующего предприятия. Нарком отнесся к этой просьбе с пониманием, а потому назначил его начальником производственного отдела Главстали. Однако уже через несколько недель положение на фронте стало приобретать катастрофический характер. Сокола вновь вызвал Тевосян: ГКО принял решение эвакуировать под Челябинск сразу несколько металлургических заводов. Среди них были подмосковный «Электросталь», Липецкий, Алчевский (ныне Коммунарский. — Ред.), Сталинградский «Красный Октябрь»...

— Из оборудования этих предприятий мы и должны построить новый завод на Южном Урале, — сообщил нарком. — Вы, Яков Исаакович, вновь назначаетесь его директором...

Сам наркомат во главе с Тевосяном переехал в Свердловск.

Сокол попытался было возразить наркому:

— Да, в Челябинск эвакуируются несколько заводов — это большая сила! Но я был там и своими глазами видел — там ничего не подготовлено! Ни грунтовых дорог, ни, тем более, железнодорожных путей!

Но нарком возразил еще тверже:

— Это твоя забота! Если будет совсем туго, обратись в обком партии, помогут.

И Сокол снова отправился с семьей на Южный Урал, откуда еще совсем недавно уехал в Москву, как думалось, навсегда. И в конце концов то, что в обычных, мирных условиях создавалось за два-три года, здесь было возведено за считанные месяцы.

Потеряли доменную печь

Начал он с того, что на месте объехал территорию будущей стройки, осмотрел все ближайшие железнодорожные пути. На линии Челябинск — Свердловск, от станции Шагол в сторону мельзавода, тянулась всего одна ветка. Вот ее тупик-то и облюбовали металлурги. По сути, это место оказалось единственным во всей округе, где можно было выгружать оборудование. Сокол не преминул воспользоваться советом и обратился в обком партии, затем встретился с руководством Южно-Уральской железной дороги и Наркомстроя, который также переехал в Челябинск.

Далеко не сразу, но ему все же удалось убедить местные власти в необходимости срочно построить несколько небольших веток в районе Мельничного тупика. Вместе с прибытием первых вагонов с эвакуированным оборудованием наскоро сколачивали вдоль путей сараи, куда и складывали разобранные агрегаты. Соколу запомнился один характерный для того времени эпизод. Начальник УКСа Александр Львович Рубинштейн знал по картотеке, где и какая деталь находилась, как точно знал и все ее технические данные. Однажды замнаркома черной металлургии доложил Тевосяну о том, что на базе оборудования, кажется, затерялась... доменная печь.

Тевосян изменился в лице: это грозило военным трибуналом. Он тут же приказал Рубинштейну: «Найдешь — премирую! Нет — сниму с работы, а то и...» Александр Львович достал свой блокнот, внимательно поизучал его, что-то прикинул в голове и, облегченно вздохнув, сказал рабочим: «Копайте снег возле крайнего сарая». Вскоре оборудование было выкопано. Все головы были спасены.

Летом и осенью сорок второго в Челябинск стали прибывать составы с «Красного Октября». Однако смогли вывезти только людей — все оборудование завода полностью уничтожили немцы. Да и сами сталинградцы едва успели выехать из-под бомбежек и выходили из вагонов, в чем были, без теплой одежды. Одеться сталинградцам помогли прибывшие из Алчевска, которые и привезли с собой много теплой одежды.

Кузницу металлурги соорудили в небольшом сарайчике, горн раздували мехами. Мастерские тоже разместились в неказистом бараке в одну доску, обитом лишь толем для защиты от ветра. А морозы зимой 1942 года стояли на Урале лютые, сорокаградусные, и рабочие постоянно отогревали озябшие руки у жаровен с горящим коксом.

В первые мартовские дни сорок второго в этих продуваемых мастерских установили первые 20 станков — неоднократно ремонтированных, разных марок и названий. При низкой температуре механизмы останавливались. Рабочие вынуждены были постоянно разогревать масло и заливать им станки.

Сокол вспоминал, как вдоль путей вырастали дощатые сараи, а на фанерных листах углем выводились надписи: «Электросталеплавильный цех», «Доменный», «Прокатный». И внутри каждого сарая на шпальных клетках — станки. Инструмента для ремонта и монтажа оборудования катастрофически не хватало — обходились кувалдой да напильником. И сами кузнецы в примитивных условиях, в конурах с самодельными горнами, умудрялись изготавливать такие сложные и точнейшие детали, которые в другое время создавались целыми мастерскими.

Вешки на першинских полях

В первые дни строительства в Челябинск приехал нарком Тевосян. Стояли морозы, за окном разметелилось так, что не видно было ни зги. Однако нарком пожелал увидеть стройплощадку, несмотря на здравые возражения местных руководителей. Уже через несколько минут у поселка Першино они заплутали. Пытались и тут, и там найти вешки, но пришлось вернуться ни с чем. Опозорились перед наркомом: в глаза стыдно смотреть. Но Тевосян был все-таки человек добрый: позор на люди не стал выносить, а пожурил только:

— Когда в следующий раз приеду, вешки, надеюсь, будут более надежные...

Трудно было вообразить в ту ночь, что на этих заснеженных полях уже через считанные месяцы вырастут стены цехов, в которых будет получен челябинский первый металл. Звучало иногда и так: «Металл марки Сокол»... А еще через несколько месяцев откроются две доменные печи, пять электропечей, две коксовые батареи и два прокатных стана. К началу 1945 года выпуск чугуна, проката, стали и кокса измерялся уже сотнями тысяч тонн. Треть советских танков и самолетов была сделана из стали и сплавов «ЧМЗ»...

Справка

Сокол Яков Исаакович [6(19).06.1909, Киев — 1.09.1990, Москва], инженер-металлург, выдающийся организатор производства. Окончил Киевский политехнический институт. В 1934 году прошел стажировку на металлургических предприятиях Германии (заводы Круппа) и Швеции. В 1940—49 первый директор Челябинского металлургического завода. Под руководством Сокола велось строительство первой очереди ЧМЗ, на год раньше довоенного плана (19 апреля 1943) выдал первую качественную плавку ЭСПЦ № 1. В военный период ЧМЗ стал мощным предприятием, осуществлявшим полный цикл металлургического производства: от выпуска кокса до изготовления готового проката для нужд обороны.

Под руководством Сокола развивалось подсобное хозяйство, в Металлургическом районе возведены 83 дома общей площадью 310 тысяч квадратных метров, Дворец культуры металлургов, библиотеки, дом отдыха, корпуса медсанчасти, заложен парк металлургов. Кроме того, пущена трамвайная линия в центр города, создан пионерский лагерь. Был редактором журнала «Черная металлургия». Награжден орденом Ленина, двумя орденами Трудового Красного Знамени, двумя медалями «За трудовую доблесть».


Источники:

  1. up74.ru




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://metallurgu.ru/ "Metallurgu.ru: Библиотека по металлургии"