НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ССЫЛКИ    О САЙТЕ





07.05.2014

Железные доводы

Генеральный директор ООО "Петропавловск - Черная Металлургия" Юрий Макаров - о юбилее металлургов на Дальнем Востоке и о том, почему самые масштабные и успешные проекты продвигаются в самые тяжелые кризисные времена.

- Юрий Витальевич, для компании, которую вы возглавляете, наступил юбилейный год: 10 лет как вы занялись принципиально новой для Дальнего Востока темой, черной металлургией. И украсить юбилей должен пуск нового предприятия - Кимкано-Сунтарского ГОК в Еврейской Автономной области. Все идет по графику?

- К июню, как планировали 5 лет назад, наверное, не успеем. Но к октябрю-ноябрю этого года должны запустить. Были определенные сложности в сентябре прошлого года - ведь мы работаем с китайскими инвесторами, и китайский банк дал нам кредит на строительство части комбината с условием, что 60% этих средств должно остаться в КНР в виде использованного нами оборудования, техники, оплаты труда персонала. Фактически банк навязал нам некоего подрядчика, закупающего оборудование. И этот подрядчик со своими обязанностями справился плохо. Из-за чего и поплыли сроки и вышел вежливый разговор в сентябре прошлого года, когда к решению проблемы подключались первые лица с их стороны и губернатор региона - с нашей. Неприятно было то, что в этой ситуации китайская сторона упорно отказывалась признавать за собой недоработки, наоборот, указывала на право отказаться от выплаты санкций за задержку строительства. Однако спорные вопросы удалось разрешить. В данный момент мы всеми силами работаем на скорейшее завершение строительства.

- Это вторая ваша стройка в регионе, первым был Олекминский рудник. Было проще или сложнее?

- Сейчас приходится делать все немного дольше, дороже и сложнее. Куранахский проект попал в очень интересное время. В 2001 году "Петропавловск", до этого занимавшийся только золотодобычей, приобрел лицензию на освоение железорудного Куранахского месторождения. Пока мы проводили геологоразведку, готовили документацию, все пики цены на железную руду прошли мимо нас. Но с другой стороны, мы в полной мере насладились моментом кризиса 2008 года, когда цены падают и поставщики становятся намного сговорчивее. Предположим, пришли бы мы в 2007 году в "Катерпиллер" и сказали бы: "Нам нужно 20 грузовиков". О'кей, ответили бы нам, идите становитесь в очередь и ждите. А в 2008 году после августа-сентября жизнь начала налаживаться. Один из уроков, который мы тогда выучили: капитальное строительство эффективнее всего вести в кризис, особенно когда у тебя есть наличные средства (не скажу, что собрать их было очень просто, но мы ими все-таки располагали). Металл, который мы заказывали для строительства горнообогатительного комбината, в 2009-ом году стоил гораздо дешевле, чем было изначально заложено в смете. Цемент - тоже. Кризис! А это существенная часть капзатрат, которая потом будет отражаться в себестоимости продукции. И когда удается хоть в чем-то себе будущую жизнь облегчить - это здорово. Главное в нашем деле - "ловить волну": постоянно надо что-то придумывать, чтобы даже кризис обратить себе на пользу.

- Продукция комбинатов "Петропавловск - Черная металлургия" пойдет только на экспорт? Или часть поставок будет востребована в России?

- Сегодня по железной руде у нашей компании предполагается 100% экспорт. До российских потребителей свою железную руду мы физически не довезем, с учетом транспортных издержек это нереально и слишком затратно. Вы правильно отметили, что черная металлургия - принципиально новая для Дальнего Востока тема. Ее никогда не развивали - не было большого смысла. Еще с петровских времен в европейской части страны было в достатке все, что требовалось черной металлургии: и уголь, и руда, и домны, и то, что называют "инфраструктурой". Все это обычно располагалось поблизости друг от друга, чтобы не тратиться на грузоперевозки. Для того, что раньше было Советским Союзом, и теперь вполне хватило бы железнорудной базы, освоенной в 50-60-е гг. прошлого века (Курской магнитной аномалии, запасов Кривого Рога, Казахстана, Урала и пр.). Лет на сто пятьдесят страна точно была обеспечена этими запасами, сумасшедшего роста рынка тоже не планировалось, поэтому месторождения, которыми "Петропавловск - Черная Металлургия" по воле судьбы сейчас занимается, во времена СССР были не очень интересны. У меня есть документы, датированные 1960-70 годами, в которых Академия Наук и Госплан ведут переписку о возможности развития черной металлургической промышленности на Дальнем Востоке. Но дальше планов дело не зашло.

И тут в конце 1980-х годов рынок начал драматически меняться. В загадочном "черном ящике" под названием Китай пошли какие-то глобальные процессы. Наш сосед стал интенсивно наращивать потребление всего. Буквально. Постепенно, без шума и не привлекая к этому внимания, китайцы стали основными потребителями железной руды. У меня на глазах в 2009 году произошел, по сути, тектонический сдвиг: поставщики железной руды перестали обсуждать цену на нее с японцами (из чего до этого исходил весь мир) и стали договариваться о ней с китайцами. Система, конечно, через несколько лет трансформировалась - появились так называемые спотовые цены, которые к годовым ценам не имеют отношения вообще, но все же этот пример наглядно показывает, что основной потребитель - это Китай.

Величие моих коллег, основателей "Петропавловска", заключается в том, что они вовремя заметили эту возможность. Соответственно и рынок, и технологические цепочки, в которые мы вписываемся, - это прежде всего Китай, а также обширный рынок стран Юго-Восточной Азии, который сейчас тоже развивается достаточно интенсивно. Мы работаем сейчас и с Китаем, и с Японией, и с Кореей.

А вот продукцией строящегося сейчас КС ГОКа заинтересовались небольшие местные потребители. Причем не металлурги. Небольшие объемы мы обсуждаем с Теплоозерским цементным заводом в ЕАО и угольной компанией СУЭК.

По другим продуктам мы также прорабатываем варианты сотрудничества с российскими компаниями. Поставляем несколько партий в "ВСМПО-Ависма". Эта компания, расположенная на Урале, - единственный производитель деталей летательных аппаратов, работает с Сухим, Мигом, Аэробусом, "Боингом" и другими компаниями мирового уровня.

- Вы уже упомянули, что металлургическим предприятиям важна инфраструктура. Дальний Восток не самый развитый в инфраструктурном плане регион, а конкурировать ему приходится со странами от Австралии до Бразилии, которые по морю везут свою продукцию в АТР. Казалось бы, у России есть преимущество в виде границы с КНР, тем не менее круглогодично действующих пунктов пропуска между странами не так много. В этом свете один из ожидаемых проектов - строительство мостового перехода через Амур в ЕАО. Насколько важен этот проект, как его появление может повлиять на деятельность ваших предприятий?

- Транспортная составляющая в себестоимости железорудной продукции действительно очень высока. Причем точно рассчитать стоимость транспортировки практически невозможно, особенно при долгосрочном планировании. Даже в своей стране. Как, например, мы могли предсказать за пять лет до пуска своего предприятия, что в один прекрасный день в нашей стране к много лет существующему тарифу на перевозки, который включал в себя все, добавится новая составляющая - аренда вагонов? Вкупе со средним ростом собственно тарифа на 18% в год наши затраты на перевозку тонны продукции с 2005 по 2010 год выросли с $15 за тонну до $45. Справедливости ради скажу, что потом, из-за снижения объемов перевозок в кризис, рыночная составляющая затрат на перевозку - собственно аренда вагонов - снизилась, и итоговая цена доставки тонны стала $37-39, но это все равно более чем в два раза дороже, чем при начальной оценке проекта. Перевозка миллиона тонн руды стоит для нас уже не $15 миллионов, а 37-45 млн в год.

То есть мы, как и любые производители, заинтересованы в том, чтобы сократить транспортную составляющую себестоимости, уменьшив плечо транспортировки. Поэтому мы активно способствовали тому, чтобы состоялся проект строительства железнодорожного моста в Нижнеленинском. В нем заинтересована не только наша компания, но и другие дальневосточные производители, и регион в целом. Расстояние между ближайшими трансграничными переходами Забайкальск в Забайкальском крае и Гродеково - в Приморском превышает три тысячи километров. Открытие нового перехода будет способствовать повышению конкурентоспособности продукции дальневосточной промышленности, расширению торгово-экономического оборота между Россией и АТР. Металлургическая продукция составит меньше половины загрузки моста: в обе стороны будут перевозиться нефтепродукты, продукция легкой и пищевой промышленности, строительные материалы и многое другое.

- Работа с иностранными рынками и инвестициями налагает какие-то дополнительные обязательства? Требуется ли прохождение специфических процедур?

- Есть целый пакет жестких требований, которым мы должны удовлетворять. Мы должны подготовить сотни томов различной документации, описать все свои ресурсы, представить бизнес-планы, пройти аудит... Это достаточно сложный и долгий процесс, но у нас здесь сидят опытные, закаленные бойцы. Надо соответствовать международным стандартам - значит, так оно и будет. Даже если в России это еще не требуется. К примеру, зарубежные экологические стандарты включают в себя гораздо более широкий спектр параметров, чем российские. И мы в них вписываемся.

Не только на производстве, но и в собственном офисе мы используем бумагу, произведенную без хлорного отбеливания и имеющую сертификат Лесного попечительского совета, собираем отработанные батарейки в специальные контейнеры, после чего вывозим на единственный завод в Подмосковье, где за наш счет из этих батареек извлекают никель, марганец, цинк, литий, кадмий и другие металлы, которым совершенно незачем попадать в природную среду.

Не могу не процитировать наш отчет. Мы на 6,4% снизили потребление свежей бумаги по сравнению с 2012 годом - примерно на 37 килограмм, что позволило сэкономить 0,37 куба крупноствольной древесины, 7 кубов чистой воды, 37 кВт электроэнергии. Собрали 288 бытовых батареек различного типа весом 6 кг и 47 аккумуляторных батарей из источников бесперебойного питания весом 151 кг! И, кстати, проверили, что завод, на который мы все это отправляем для переработки, реально существует и работает, а не просто выкидывает на свалку. Что тоже никогда не лишне проверить...

- Мне кажется или в ваших словах слышен скепсис?

- Скорее, здоровая ирония (смеется) по поводу того объема средств, которые мы тратим на доказательство нашей дружелюбности к природе. Вот возьмем, к примеру, Гаринское месторождение. Мы только собираем средства на строительство ГОКа. Но уже потратили к настоящему моменту миллионов пятнадцать рублей только на экологический мониторинг этого района. На то, чтобы воздух, вода, почва, животный и растительный мир после пуска предприятия остались там такими же, как до нашего прихода. Там живет такой зверь - кабарга, занесенная в Красную книгу. Она сотни лет ходила по одному маршруту: зимой - в Китай, летом - обратно к нам. Так вот, если поперек тропинки, по которой ходила она и ее предки, насыпать горку два метра высотой, кабарга не догадается на нее подняться, чтобы пойти дальше. Так и будет стоять в раздумьях. И вымрет в итоге. Так нам ученые объяснили, которые эту кабаргу изучают. А значит, мы должны были в проект нашей автомобильной дороги заложить строительство скотопрогонных пунктов, которые находятся в точках пересечения путей миграции нашей краснокнижной кабарги и трассы. Это, конечно, сделает проект дороже. Зато инвестор может быть спокоен - его не обвинят и не оштрафуют за уничтожение редкого вида животных.

Для нас это пока еще все ново, и кажется, что все - и кабарга, и бумага, и батарейки - делается только из-за требований западных партнеров. Хотя на самом деле есть вещи, которые создают предприятию репутацию, и мы это прекрасно понимаем. И теперь даже гордимся, что кровью, потом и слезами внедрили у себя систему экологического менеджмента в соответствии со стандартом ISO-14001. Немногие наши конкуренты за инвестиции могут похвастать этим.

- Репутация предприятия - штука сложная и многоуровневая. Завоевать доверие и авторитет нужно не только у инвесторов или в московских ведомствах, но и у региональных властей, и у людей, которые работают на ваших предприятиях и живут в поселках, для которых эти новые производства - главные кормильцы. Как складываются ваши взаимоотношения с губернаторами и что вы даете регионам, где работают ваши предприятия?

- С региональными властями у нас проблем нет, взаимоотношения великолепные. Губернатор Амурской области Олег Кожемяко - разумный человек, пришедший во власть из бизнеса, и прекрасно понимает, как надо развивать свою территорию. Александр Винников, губернатор Еврейской автономной области, абсолютно адекватно воспринимает те реалии, в которых находится его регион, успешно работает в них. При том, что возможностей и средств у них гораздо меньше, чем, например, у их калужского или другого "центрально-черноземного" коллеги. И затащить сюда инвесторов куда сложнее, чем на предприятия в ста километрах от Москвы. Поэтому власти ЕАО по всем своим межгосударственным, межмуниципальным и прочим каналам пытаются воздействовать, в частности, на огромную и неповоротливую китайскую контору, срывающую нам сроки строительства. Или помогают в решении прочих вопросов. Будущая отдача для них вполне понятная - например, с момента пуска Кимкано-Сунтарского ГОКа бюджеты всех уровней будут получать около 1 млрд рублей налогов в год. Регион существенно снизит дотационность. Собственно КС ГОК еще только строится, а за 2012-13 гг. мы заплатили более 300 млн налогов.

- Государственная система и законодательство, регулирующее сферу недропользования, построены достаточно сложно и порой противоречиво. В настоящее время законы, которые касаются государственно-частного партнерства, лицензирования, налогообложения и др., проходят масштабную доработку. Вы как-то участвуете в этом процессе?

- Конечно. Нас время от времени приглашают на слушания и консультации, какие-то вопросы мы ставим сами. Один из основателей нашей компании Павел Алексеевич Масловский в настоящее время занимает в Совете Федерации пост сенатора от Амурской области. Его богатый опыт создания недропользовательских предприятий на Дальнем Востоке оказался крайне востребованным. Сейчас к Дальнему Востоку особое внимание. И если есть желание его развивать, для него надо создавать особые "правила жизни" - налоговые льготы, капиталовложения. Причем не в конкретные проекты, а целиком - в территории. В создание не просто предприятий, а именно условий для развития бизнеса. Для дальневосточных территорий это может сыграть действительно великую роль. Шаги в этом направлении уже делаются: внесены изменения в Налоговый кодекс, начато создание территорий опережающего развития, по другим направлениям также ведется работа.

- Одна из главных проблем на Дальнем Востоке - дефицит населения, кадровый голод. Каким образом вы находите квалифицированный персонал для своих предприятий и чем способны этих людей удержать?

- Наши предприятия - "поселкообразующие", и в данном случае можно не пояснять, что мы понимаем под "социальной ответственностью бизнеса". А дефицит кадров у нас жуткий. В общей сложности за время своей работы предприятия "Петропавловска", и золотодобывающие, и предприятия черной металлургии, создали около 16 тысяч рабочих мест. Они требуют высокой квалификации. К нам нельзя "завезти гастарбайтеров": работать со сложной техникой - это не улицы подметать. Поэтому мы стараемся растить кадры на месте.

Одно из направлений - собственная производственно-учебная база. В городе Зея мы открыли "Покровский горный колледж". Очень этим гордимся. Это частное учебное заведение, где под наши нужды учат по рабочим специальностям и по программам среднего профессионального образования. Есть планы открыть на базе колледжа прикладной бакалавриат. Пока собственного высшего учебного заведения нет, отправляем учиться ребят-выпускников в хорошие профильные университеты. Недавно одна такая стипендиатка вернулась после учебы в Иркутске на инженера-обогатителя и своего жениха с собой привезла. Мы его тоже на работу взяли.

Вообще же, где можно, мы стараемся уйти от вахтового метода, строим полноценное нормальное жилье для специалистов. В поселке Известковый, ближайшем населенном пункте к Кимкано-Сутарскому ГОКу, строится дом на 48 служебных квартир, рядом с ним по генплану заложили площадку на 4 таких дома, а вокруг нарезали участки по 15 соток. Полагаю, что кто-то из сотрудников, которые приедут, предпочтет квартире участок и дом на земле. Мы поможем, в том числе какими-то кредитными ресурсами. Свои вода, тепло, электричество там уже есть. Посмотрим. Это совсем уж далеко идущие планы. Но осуществимые.

Екатерина Конькова


Источники:

  1. eastrussia.ru




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://metallurgu.ru/ "Metallurgu.ru: Библиотека по металлургии"